КУДА МЫ ЕДЕМ В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ?

Аналитика и публицистика

Вашему вниманию предлагаются главы из книги Martti Laine OH2BH в переводе Владимира Санникова UA9FAR.

Продолжение. Предыдущая глава здесь.

DX-МЕНСТВО В УСЛОВИЯХ ВОЙНЫ В ПУСТЫНЕ...
В СТИЛЕ ИНОСТРАННОГО ЛЕГИОНА.

Прошедшие десятилетия достаточно хорошо показали, что серьезные DX-типы часто отказываются придавать значение тому, о чем сообщают средства  массовой информации. Для того, чтобы достичь своих целей, они, иногда, отходят от официального внешнеполитического курса своей страны. Они применяют внешнюю DX-политику, более человечную по своей сути и позволяющую открыть двери гораздо проще, чем это может сделать обычная дипломатия.

Все дело в том, что члены DX-Братства имеют больше общего, чем обыкновенные люди, которые определяют мировую политику. Жизнь показывает, что когда люди говорят от сердца и о близких сердцу вещах, им открываются замечательные возможности. Дипломаты могут заставить ждать гораздо дольше.
Необходимо, однако, заметить, что нам пришлось пройти ускоренный курс основ дипломатии, изучить историю шедшей в пустыне войны и познакомиться с Фронтом Полисарио и Западной Сахарой задолго до того, как эта новоиспеченная DXCC-страна стала готова к службе Достойным.
Нашу миссию сделала еще более сложной прямая опасность стать жертвами прицельной стрельбы, осмелься мы появиться в этой республике в пустыне. Но как мы хорошо знаем, DX-мены - другие, особенно, когда перед ними возникает перспектива открытия Новой Страны.
На этот раз все должно было происходить в условиях лагеря беженцев, среди страдающего народа страны, частично находившейся под иностранной оккупацией. Но и там жизнь имела свои светлые моменты, и наша миссия была достойно вознаграждена.
Позвольте впервые публично признаться в том, что на первой стадии этого проекта были вовлечены в действие дипломатические силы. Проект был представлен королю Хусейну, JY1, во время визита Его Величества в Финляндию при подготовке первой экспедиции S0RASD. Мы попросили поддержки короля для обеспечения успеха и безопасности нашей DX-миссии, которая несколько отличалась от обычных.
Как знают люди на продуктивной стороне DX-сцены, Его Величество - не просто рядовой DX-мен. Однако, и он получает удовольствие от хороших DX, когда это позволяет ему его занятость. Королевство Марокко, участник конфликта в Западной Сахаре, также хорошо представлено в радиолюбительстве посредством DX-типов, занимающих командные посты. DX-дипломатия становится прямой и целенаправленной, как только речь заходит об открытии Новой Страны.
Следующей сложностью для нас, Страждущих DX-экспедиционеров, явилось представление Западной Сахары DXAC, DX-Консультативному Комитету ARRL, этой Святой Комиссии из шестнадцати человек, которым всегда принадлежит последнее слово. Как посмотрят члены DXAC на эту воюющую страну, и каков будет результат их голосования? Как и в обычной политике, нам пришлось найти особый подход, чтобы представить наше предложение этому высокому Комитету для оценки и принятия окончательного решения. Для того, чтобы обеспечить перед голосованием полное понимание со стороны DXAC, пришлось совершить поездки более, чем в шестнадцать мест.
Общеизвестно, что эта DX-группа включает в себя мудрых и понимающих Верящих, в то время как неуверенные типы, скептики, находятся на нижних ступеньках DXCC-лестницы в Ньюингтонской иерархии. Итак, вопрос был поставлен на голосование, и было 16 "за" и ни одного "против". Это означало важный шаг и для DX-сообщества, и для сахарцев, которые нуждались в международном понимании и признании своей воюющей страны.
Опять настала пора паковать чемоданы и прощаться с семьей. И молить Бога, чтобы папа невредимым вернулся домой, когда закончится спектакль. Давайте же, осветим прожекторами новую DXCC-страну, вовлеченную в войну в пустыне. Леди и джентльмены - Западная Сахара!

ПОСОЛЬСТВО
СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ.
Мнение дипломатического сотрудника таково, что существуют
лучшие способы провести свой отпуск, чем искать возможность
попасть под выстрел. Марокканцы построили земляные валы
вокруг своей территории и, если Вы будете там замечены,
то явитесь хорошей мишенью для упражнений в стрельбе.
Надеюсь, сказанное поможет Вам изменить свое решение.
ЗЫБКИЕ ПЕСКИ САХАРЫ - S0RASD.

Большой реактивный самолет компании Iberia Airlines подъехал к пассажирскому терминалу алжирского международного аэропорта жарким октябрьским днем, в который и началась эта история. То, что в аэропорту нас встретили представители RASD (САДР - Сахарской Арабской Демократической Республики) помогло нам принять хороший старт и позволило избежать утомительного таможенного досмотра.
Нам было предоставлено нечто вроде "зеленого коридора", обычно устраиваемого для зарубежных гостей на уровне официальных визитов. Это было очень хорошо с точки зрения тяжелых коробок с аппаратурой, beam'ами и прочим оборудованием, которое мы тащили с собой – тот набор, который, обычно, служит поводом для долгих дискуссий с таможенниками. Официальные лица САДР посоветовали нам взять абсолютный минимум аппаратуры, необходимый для демонстрационной работы. У нас не было возможности привезти усилитель или запасной трансивер. Beam был упакован отдельно, как рискованный предмет, который мог быть задержан на таможне.
Следующие два дня мы провели, получая все необходимые разрешения для полета в Тиндуф на юге Алжира(7X), на границе с Западной Сахарой. Так как Тиндуф был одним из главных военных аванпостов в регионе, требовалось немало зеленого света, чтобы проехать через него.
В Алжире представители САДР попросили нас дать им подробное описание наших планов, так как они никогда ничего не слышали о радиолюбительстве. Посольство САДР в Алжире служило представительством для связей с внешним миром, но в самой Западной Сахаре не было ни международных линий связи, ни почты, ни своей валюты. Все это выглядело очень странным.

ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ - ТИНДУФ

Для обеспечения безопасности приезжих в военных условиях, им, обычно, сразу же по прибытии в Алжир выделяли сопровождающих представителей САДР. Наш приезд не был исключением, и они постоянно следовали у нас по пятам. В Алжире автомобили с номерами САДР постоянно были в нашем распоряжении.
Приезжие были в значительном количестве, но, как правило, на короткий срок. Многие из них представляли мировую печать и другие средства информации. Наше разрешение на семидневный визит вызвало кое-какие проблемы, так как с жильем и прочими удобствами в пустыне было весьма трудно. Зачем нам "вещать" так долго? - удивлялись они. Очевидно, цель нашей миссии полностью была им не понятна.
Прибытие в Тиндуф было похоже на пересечение линии фронта глубоко в пустыне. Здесь, разумеется, было размещено много военной техники. Мы почти не встретили гражданских в этом маленьком городке, но почувствовали себя как Очень Важные Персоны, потому что подозрительные взгляды военных следили за каждым нашим шагом. Не улучшало нашего самочувствия и то, что при любом внезапном движении или попытке пройтись чуть быстрее, солдаты совершенно инстинктивно хватались за спусковой крючок своих автоматических винтовок.
За нами следили на каждом дюйме пути от аэропорта до границы, который мы проделали на старом военном автомобиле САДР. Нужно ли говорить, что присутствие представителей САДР помогало нам чувствовать, что все в порядке? В противоположность нам, со следами страха и беспокойства на озабоченных лицах, они, временами, даже улыбались. - Как насчет того, чтобы сделать несколько снимков, пока мы в Тиндуфе? - Спасибо, мы сделаем их позже, если нам суждено сюда вернуться.

ВЪЕЗЖАЕМ В ЗАПАДНУЮ САХАРУ - НОВУЮ DXCC-СТРАНУ

В центре пустыни, опаленной войной, когда мы начали искать там Сахарскую Арабскую Демократическую Республику, все выглядело совершенно необычно. Мы проехали через один из нескольких военных контрольно-пропускных пунктов, которые служили границей - а, может быть, и нет. В этой стране не было ни дорог, ни правил дорожного движения, но джипы разъезжали по этим местам каким-то упорядоченным образом. В пустыне имелись дорожные отметки, помогавшие добраться из одного места в другое - покрашенные камни, поставленные вдоль пути, чтобы вернуть вас на правильную дорогу, если вы заблудились.
Доехав до расположенного посреди пустого пространства массивного комплекса зданий с развевавшимся над ним флагом САДР, возможно, военного штаба, мы поняли, что это и было тем самым, к чему мы стремились. Мы находились в месте, далеком от наших повседневных забот, мы вступили в полностью другой мир и в недавно появившуюся на свет страну.
Будет ли это место нашим пристанищем на следующие семь дней? Нам показалось разумным не задавать вопросов и положительно смотреть на все, с чем нам придется столкнуться, независимо от того, как оно выглядит. Этому сооружению, несомненно, предстояло стать нашим домом, потому что мы разгрузили наш багаж в гостевой комнате и представились там группе офицеров САДР. Среди них был интересный парень, ладно скроенный, но невысокий ростом мистер Наама Зейн-Эддин, Директор Департамента Электросвязи САДР. С этого момента он должен был стать нашим партнером, так как мы надеялись в скором времени развернуть станцию. Наама с гордостью сообщил нам, что его радиовещательная станция работает на 1,355 КГц.
Как насчет того, чтобы поставить 18AVT и произвести демонстрацию? Все въездные документы были приведены в порядок, и мы угостились несколькими чашками арабского чая, распитыми в высшей степени церемонно. Все это электризовало атмосферу, но, в конце концов, вело к нашему собственному вещанию из САДР. Первая проблема, однако, подстерегала нас совсем рядом.
Они захотели посмотреть на наше "вещание" в действии, в то время, как мы больше были склонны к тому, чтобы отработать маленькую "pile up", как мы ее называли. Они думали и ожидали, что мы будем вещать на весь большой мир, рассказывая всем об их печальном и несправедливом положении. Другими словами, никакой pile up. Относительно запутанная ситуация, как сказал бы Элберт.
Мы провели наши первые связи с Испанией, уважая языковые возможности наших хозяев, которые распространялись на арабский, испанский и французский. Наама, директор, был хорошо подготовленным и очень способным. Горя желанием продемонстрировать свои таланты в радио, он схватил микрофон и тут же начал "вещать" на нашей аппаратуре. Ну и ну!
К счастью, он быстро осознал, что невозможное количество людей на частоте умирает со смеху, что эти люди по какой-то причине хотят связаться с Западной Сахарой, и мало интересуются радиовещанием. Хотя Наама был еще не готов понять это, и еще меньше был готов поверить в это, мы пробормотали про себя что-то насчет того, что это - одна из Крайностей DX-менства.
Но не успели мы после долгого, трудного путешествия и множества изматывающих нервы переживаний, появиться в эфире, как наши хозяева сочли дело сделанным и велели нам сворачиваться. Все члены группы должны были спать в одном месте. Но перед тем, как лечь, мы осмотрели военную технику, размещенную в лагере, которая была заправлена горючим и подготовлена к завтрашним сражениям.
Не в первый раз в моей жизни слезы потекли у меня по щекам, когда я положил голову на подушку - крайне уставший и голодный, проклинал я судьбу за то, что когда-то появился на свет в этом прекрасном мире радиолюбительства. Мы записали, вероятно, не более 30 - да, тридцати! - связей в свой послужной список. Что за невезение!

S0RASD, В КОНЦЕ КОНЦОВ, QRV - ТОЧНО ПО РАСПИСАНИЮ

Лежа на армейском матраце и ужасно потея, я никак не мог заснуть. Тишину под чистым звездным небом, на котором не было видно ни единого облачка, нарушал только шум бензоагрегата, работавшего где-то поблизости. Что ж, бензоагрегат работал, а аппаратура находилась в этой же самой комнате, на расстоянии нескольких метров и только ждала, чтобы я ее включил. Что я терял или обретал? Все или ничего.
Приблизившись к Нааме, который спал поперек комнаты, и который ни разу за сегодняшний день не улыбнулся, я спросил, могу ли я сесть ненадолго за радиостанцию, чтобы проверить, работает ли аппаратура? Все, вроде бы, спали. Так, по крайней мере, мне показалось. Я зажег тусклое освещение шкалы, убавил громкость почти до нуля и поставил ключ Nye Viking на стол. S0RASD вышла в эфир на 7 МГц CW.
Сам того не осознав, за несколько часов этой ночи я сделал 1200 QSO в один присест. Уверяю вас, это было далеко не удовольствие. Скорее, это была вынужденная необходимость, которую нужно было выполнить, потому что все вы - замечательные люди, перед которыми мы имели обязательства. Взгляд на журнал говорил, что первыми связями с США были WA2UXC, W1ZE, K4DLI, N1AIM и KR1R, а первые станции к западу от Скалистых Гор имели такие знакомые позывные, как N6RJ, K6NA, N6ND, W6RT и W6YA. Как насчет старой доброй Канады? Здесь первым из-за северной границы был VE3HGN.
На твердом, непривлекательном цементном полу без матраца спал Директор Электросвязи – да и спал ли он на самом деле? Блестя одним глазом в черной, как смола, сахарской ночи, Наама был готов заметить любое неожиданное движение врага. На следующий день он объяснил мне буквальное значение того, что он назвал "сон пустынника". Это была способность быть всегда бдительным и настороже, в то время, когда только часть твоего мозга отдыхает.
В темноте той ночи другая половина мозга Наамы приняла меня за своего, а не за врага. Лед был сломан, если применить выражение, более употребимое в северных широтах. Своеобразные дружеские узы возникли между нами и продолжались до конца нашего пребывания в САДР. Тем не менее, сначала он сильно рассердился за этот длинный сеанс передачи и приказал немедленно выключить питание. Мне пришлось остановиться - "больше не работать!" - хотя сигналы японцев при коротком открытии прохождения по длинному пути стали очень громкими.
Наама попросту не понял, как я работал этой ночью. Он сказал мне, что отныне все должно передаваться открытым текстом с включенным громкоговорителем. Его, конечно же, просто сбило с толку то, как я связался с первыми 1200 ребятами.

ПЕРЕБИРАЕМСЯ В ЛАГЕРЬ - СРЕДИ ЛЮДЕЙ

Во время всей дороги в эту североафриканскую страну нам рекомендовали постоянно находиться в движении и не задерживаться в одном месте. Безопасность была здесь важным фактором, так как наша станция и beam могли быть засечены радаром с оккупированной части территории. Вся нация находилась в движении, что же говорить о нашей DX-экспедиции!
Нам не оставалось выбора, кроме как свернуть рабочую позицию, погрузить все в джип и направиться вглубь пустыни. Пунктом нашего назначения был Бир Лелу, административный центр и важный военный аванпост. Это была волнующая пятичасовая поездка по практически голой пустыне. Поверхность была не слишком ровной, и нам выдалась тряская дорога, а джипу - тест на вибростойкость. Мы ее вынесли, как и наш надежный четырехколесный экипаж.
Была ли какая-нибудь жизнь или растительность в пустыне? Конечно же, была, в виде природных Сахарских Военно-воздушных Сил, состоявших из миллионов и миллионов трехдюймовой саранчи, которая являлась сущим наказанием для этих районов Африки. Без сомнения, тысячи их разбились о ветровое стекло джипа. По дороге мы видели другие джипы и несколько военных лагерей, но нам совершенно не встретилось зелени, только черные, сложенные из минералов скалы, из-за которых мы чувствовали себя как на прогулке по Луне, стране пока еще вне пределов нашей досягаемости.
Наконец, мы достигли нашей цели - лагеря, состоящего из сотен палаток и нескольких массивных зданий школы и администрации. Въехав в лагерь перед самыми сумерками, мы приняли приглашение на чай у деревенской администрации, который был выпит в церемонной местной манере. Наступило время располагаться в предназначенной нам палатке в центре деревни. В ту ночь, полностью измотанные, мы спали как убитые. Мы спали на снежно-белых простынях, освещаемые только звездами. Бензоагрегата поблизости не было, и мы не думали о вас, искавших нас в ту ночь в эфире. Сильные впечатления просто отключили нас всех до единого.

НОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ И ОГРАНИЧЕННОЕ ВРЕМЯ ДЛЯ РАБОТЫ В ЭФИРЕ

На третий день утром мы, наконец-то, установили аппаратуру в административном здании. Многонациональная акция по подъему антенны прошла успешно. Каждодневные проблемы не слишком способствовали нашему старанию провести полномасштабную DX-экспедицию, но ограниченные часы работы в эфире были лучше, чем ничего.
Бензоагрегат каждый вечер отключали в 22.00 UTC, и тогда мы возвращались в лагерь. То есть, никаких 7 МГц... наш нехитрый завтрак и поездка к рабочему месту удачно совпадали с коротким открытием прохождения на Японию по длинному пути. В дневное время назначались встречи и поездки по Сахаре, оставлявшие все меньше и меньше времени для схваток с громадными, нескончаемыми pile ups.
Так как у нас была только одна станция, свободные операторы имели много времени для серьезного обучения Наамы всем аспектам радиолюбительства. Теперь Директор постоянно улыбался и, загоревшись радиолюбительством, забыл о радиовещании. Вашему Ветерану доставляло удовольствие наблюдать, как наш новый рекрут выстраивал цепочку рапортов 59 с высокопрофессиональной скоростью.
Наама, не теряя времени, поглощал всю необходимую информацию. Он прочитал все книги, которые мы привезли и исписал страницы тетради своими собственными заметками. Принимая во внимание сложные условия пустыни и тот факт, что DX-экспедиционеры понемногу ослабевали, Наама постепенно взял все под свое начало и проявил громадную энергию, все организуя и оставляя нам только работу с pile ups.
Мы, должно быть, создали много острых и волнующих ситуаций, когда в часы пиков прохождения в эфире работал Наама. Но прогресс был налицо, и мы уже создали нечто, что могло остаться, а не исчезло бы  сразу же после отъезда этой первой экспедиции. Всего за несколько дней нам удалось добиться результата, и Наама понял, какое количество Достойных DX-менов нуждалось в нас!
Что за вундеркинд нам попался! Мы проделали такой путь в Сахару, чтобы найти ученика, который через четыре дня после того, как услышал что-то о радиолюбительстве, уже работал в эфире. Команда Наамы сделала антенны для НЧ диапазонов, поставила их и узнала, что эти диапазоны никогда не бывают открыты в дневные часы. Я приближался еще к одной цели - поработать следующей ночью на 7 МГц со штатовской бандой. Вы не зря ждали меня там, ребята, и я появился.

КАКОВА ЖИЗНЬ В РЕСПУБЛИКЕ?

Все мужское население находилось на фронте вдоль 1500-мильного земляного вала, защищенного минными полями, стены, построенной марокканцами, чтобы не допустить войска САДР вглубь оккупированной территории. По этой причине, лагерь содержали женщины, делая всю работу, обеспечивая медицинское обслуживание и занимаясь образованием детей. Все деревни были хорошо организованы и сосредоточены на кратковременных житейских проблемах.
Повсюду я замечал свидетельства трогательной надежды и веры в лучшее будущее, когда сахарцы смогут вернуться в родные места, пока находившиеся под иностранной оккупацией. Ситуация длилась уже двенадцать лет и, честно говоря, могла продлиться еще дольше - может быть, слишком долго.
Мировое сообщество поддерживало САДР, которая не смогла бы просуществовать и дня без этой поддержки. Так как здесь имелась вода - она добывалась из глубоких колодцев - засуха не затронула эту часть Сахары подобно тому, как она поразила остальные страны Африки. Сахарцы смогли сделать пустыню цветущей, и сами удовлетворяли свои потребности в овощах и других продуктах земледелия.
Они, также, пасли коз и овец, а верблюды предоставляли им возможность транспортных перевозок на дальние расстояния. В лагерях жизнь была очень трудной, но с помощью Божьей и чувством надежды, они знали, что могут только победить, и что всем их усилиям оказывается поддержка.
Они сильно полагались на то, что прирост населения поможет защите страны и ее выживанию. Много внимания уделялось образованию, и это было большой неожиданностью для нас; нас очень тронули группы детей из разных школ, которые приходили к нам на станцию и пели для нас каждый день. Аккуратно причесанные, в опрятных школьных формах - в их взглядах читалась твердая уверенность и преданность делу своего народа. В их песнях звучала тоска сахарцев по дому.
По ночам температура иногда опускалась до 0°С, а внезапный снегопад внес разнообразие в постоянные песчаные бури, испытывавшие пределы человеческого терпения. Мы встретили группу врачей из Германии, которые находились здесь для обучения сахарского персонала основам здравоохранения. Мы видели их примитивные госпитали и могли только догадываться, насколько эффективны могли они быть в случае серьезных хирургических операций, не говоря уже о вопросах снижения детской смертности.
Там не было никаких санитарных удобств, никакой возможности помыться. Санитарной зоной являлась линия, проведенная на песке в удалении от лагеря. Никаких туалетов - присаживайся, и все. Вот так просто. За семь дней нашего пребывания в Сахаре, нам выпало счастье искупаться в бассейне, который являлся частью ирригационной системы, применяемой для поливки их овощной фермы. Это надо испытать - поплескаться в сахарском плавательном бассейне! Чтобы наполнить его, пришлось включать насос. Насос питался 2КВт агрегатом Honda, работавшем на бензине, когда тот имелся.
И страна, и ее воля к жизни опирались на сильное чувство национального единства, преданность флагу САДР и уверенность в лучшем будущем, когда сахарцы смогут вернуться на оккупированную часть своей страны. Хотя некоторые лагеря были расположены всего в 15 милях от линии фронта, мужчины редко приходили в них, чтобы провести время с семьями, потому что они постоянно были необходимы на фронте, чтобы защитить то, что осталось от их страны.
Какая грустная ситуация! Настоящее бедствие для 200.000 людей. Единственными их радостями были волейбол и вещательная станция Наамы, которая разносила африканскую народную музыку и надежду на светлое завтра по всем палаткам, где в батарейках оставалось немного напряжения для портативных радиоприемников.

DX-ЭКСПЕДИЦИЯ ПРИБЛИЖАЕТСЯ К УСПЕХУ

Работа без выходного каскада была настоящим мучением, и впервые pile up управляла мной, а не наоборот. У меня просто не было возможности контролировать ситуацию. Каждый раз, когда pile up на SSB становилась слишком беспорядочной, я уходил в CW участок. Наама с трудом мог поверить в то, какой интерес все испытывали к его стране. Мы с гордостью сообщили Президенту САДР об огромной популярности нашей экспедиции. Президента ежедневно информировали о наших успехах.
Благодаря доверию к нам и вере в значимость радиолюбительства, мы одержали еще одну победу. Когда мои испанские партнеры, EA2JG и EA2ANC, ушли спать в 22.00 UTC, Наама и я вернулись на станцию и подсоединили толстые провода от аккумулятора джипа к трансиверу. Ура! Мы появились на 7 МГц CW. Pile up заполнила весь диапазон и я отрабатывал ее так быстро, как только мог.
На уме у меня был вопрос: как долго я смогу использовать аккумулятор джипа, чтобы он не разрядился? Вы, ребята, даже не поняли того, что я часто снижал выходную мощность до 10 Вт, чтобы экономить аккумуляторы, но вы не заметили разницы. Мне очень хотелось, чтобы джип завелся утром. Понимаете, в радиусе 10 миль не было запасных аккумуляторов, а верблюды были бы не слишком быстрым буксиром для джипа.
Слава Богу, повернув утром ключ зажигания, мы смогли завести джип для поездки по окрестностям. Я не слишком интересовался туристскими достопримечательностями - уж слишком они были необычными. Но мне хотелось подзарядить аккумуляторы для следующей ночи.
Во вторую ночь я потерял самообладание, я начал галлюцинировать от страха перед нападением врага и смертью. Я просто отрубился, а вы продолжали звать меня. Все мое возбуждение, вся обстановка в целом, плюс яркозвездная сахарская ночь, присутствие вооруженной охраны и близость войны полностью выбили из колеи вашего Ветерана. Хотя рано утром я ненадолго появился на 80 и 160 м, где сработал с некоторыми Достойными.

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ

Если принять во внимание все обстоятельства, то я думаю, что это был успех. 11.846 QSO было проведено за 80 часов активной работы. К этому времени Наама был полностью обучен управлению трансивером и работе по длинному пути со всегда вежливой японской толпой. Мы с успехом продемонстрировали любительское радио официальным лицам САДР, имея целью заручиться их полной поддержкой для дальнейшей радиолюбительской активности на DX-диапазонах. Нам представилась уникальная возможность близко узнать народ Сахары. Мы никогда не забудем Сарио, сахарскую женщину, которая так дружески приняла нас и каждое утро пекла нам свежий хлеб на своей примитивной лагерной кухне.
И потом, что вы скажете о том, что одним прекрасным утром мы нашли в эфире Нааму, который рассказал нам, что он сам выдал себе лицензию на позывной S01A. Как он смог придумать такой восхитительный позывной? Он действовал просто: S0 - это был префикс Западной Сахары, он был там радиолюбителем номер один, а суффикс «А» он взял от названия города Аюн, где его мать и отец, как он надеялся, были еще живы и ждали его возвращения. Каков прогресс!
Мои партнеры и коллеги, Арсели, EA2JG, и Агустин, EA2ANC, никогда не жаловались на трудные условия. Они полностью понимали странного финна, который никогда не успокаивался, пока не отрабатывал pile ups до самого нижнего слоя. Они были замечательными ребятами, и их помощь очень помогла успеху этой первой экспедиции и обучению Наамы.
Агустин, ты все еще считаешь, что те движущиеся предметы в безоблачном небе были скорее ракетами, чем спутниками? Если ты сам до сих пор просыпаешься по ночам от собственного крика, ты меня поймешь...

HAPPY END

Наступил полдень воскресенья, 25 октября, и аппаратура была, наконец, выключена, а первая экспедиция S0RASD отошла в историю. Нас пригласили на церемониальную сахарскую фьесту - прощальный вечер с тысячами участников из числа местного населения. Множество больших бензоагрегатов вырабатывали киловатты электрической и звуковой энергии, чтобы нам навсегда запомнился наш последний вечер в лагере. Вот это ситуация! Вечеринка посреди войны в пустыне! Должно быть, войска на фронте недоумевали, что же такое происходило той кристально-чистой сахарской ночью?
Наконец, электроэнергию, как обычно, выключили, и при свете одних только звезд, блестевших в небе, мы возвратились в нашу палатку. Работа окончена. Раннее отправление было назначено на 7.00 утра на следующий день.
Тишину ночи нарушил шум джипа, подъехавшего к нашему лагерю в 2.00 утра. Нам рекомендовали уезжать немедленно, не дожидаясь рассвета. Мы так и сделали, чувствуя, что на горизонте назревала буря. Вспышки молний прочерчивали небо вокруг нас, некоторые ударяли в землю поблизости.
Мы не обменялись ни словом. Все сосредоточились на быстрой езде джипа. Два раза мы заблудились в темноте, но, к счастью, нашли раскрашенные дорожные отметки, которые указали нам нужное направление. Мы покинули народ Сахары не попрощавшись, но мы искренне надеемся на их лучшее будущее и светлое завтра.
Моя история, может быть, прозвучала, как настоящее приключение или ужасный кошмар, но все было не так. Это было открытие еще одной Новой Страны для Достойных и установление там на постоянной основе радиолюбительства, этой человеческой связующей нити между народом Сахары и остальным миром.
И когда я просыпаюсь по ночам и плачу от того, что мне пришлось пережить, я думаю о новой DXCC-стране и о замечательном сахарском народе. Еще я думаю о моем крестнике Нааме, DX-мене милостью Божьей.
 

 


 Информационный партнер:  Мариупольский радиоклуб Маррад