Связист из Антарктиды Евгений Прокопчук

Знакомимся с коллегами
Разница во времени между Киевом и украинской антарктической станцией “Академик Вернадский” – шесть часов. Если говорить при помощи мессенджера, то между вопросом и ответом проходит 5-6 секунд. Это напоминает переговоры с космической станцией: собеседник находится на расстоянии 15 тыс. километров от столицы Украины.

Из-за карантина полярникам из новой 25-й украинской антарктической экспедиции было очень сложно преодолеть это расстояние, и на дорогу ушло больше месяца. Но в конце апреля на “Вернадском”, наконец, произошла пересменка – и теперь станция готова к новой зимовке с новым составом.

За связь с “большой землей” там теперь отвечает Евгений Прокопчук, который рассказал Украинской службе Би-би-си о долгой дороге на крайний юг и жизни экспедиции перед приходом антарктической зимы.

 

Связь с Антарктидой

Евгений живет в городе Буча в Киевской области, по профессии – инженер связи. В 2014 году он служил связистом во время антитеррористической операции на востоке Украины, затем несколько лет командовал взводом и был системным администратором в Национальной гвардии.Евгений Прокопчук служил на востоке Украины во время во время вооруженной операции и был связистом в Национальной гвардии. Еще у него была мечта попасть в Антарктику – и она сбылась


Он признается, что давно мечтал об Антарктике. Когда открылся набор в 25-ю украинскую экспедицию, Евгений отправил заявку на должность системного администратора связи – и выиграл конкурс.

“Решал вместе с семьей. Мы все немного романтики, любим путешествовать, поэтому семья ожидаемо согласилась”, – рассказывает Евгений.

Теперь он отвечает за локальную сеть, радиосвязь на самой станции – и за контакты с внешним миром: отправку наблюдений и получение служебных писем. А еще он администрирует страницу экспедиции в “Фейсбуке”, где регулярно появляются новости “Академика Вернадского”.

Еще есть телеграм-канал “Полярники и полярницы”, который поддерживался во время предыдущей экспедиции. Евгений признается, что приходится привыкать к лимитированному интернету: 30 Гб на 11 членов экспедиции в течение месяца. “Скачивать все подряд или смотреть потоковое видео мы не можем. Просто не хватит интернета. Точно так же нужно долго передавать или получать какую-либо информацию”, – объясняет сисадмин.

При этом все мессенджеры на телефонах или ноутбуках остаются, можно периодически звонить родным. “Я созваниваюсь с семьей нечасто, пока еще много работы с передачей станции. Но в принципе можно и каждый день по 10-15 минут”, – добавляет Евгений.

Дорога в Антарктиду

В этом году пересменка ученых и дорога на “Академик Вернадский” была экстремальной, на каждом этапе приходилось решать новые проблемы.

Все началось с экстренного отъезда из Украины 16 марта из-за карантина и закрытия границ в разных странах.

Сначала нужно было долететь из Киева в Стамбул, далее – в Южную Америку, а оттуда на судне отправиться на антарктический остров Галиндез, где расположена станция.

Всего в составе экспедиции должно было отправиться 30 человек, в том числе зимовщики из 25-й экспедиции, сезонные ученые, а также строители и инженеры, которые должны были провести модернизацию “Академика Вернадского”.

Проблемы появились уже в киевском аэропорту Борисполь, потому что полярников долго не хотели выпускать в Турцию. “В Стамбул все же вылетели, но уже там нас не пустили на пересадку на трансатлантический перелет в Колумбию”, – вспоминает Евгений Прокопчук.

После трех дней в Турции пришлось возвращаться на Украину, сдавать тесты на коронавирус и проходить обсервацию.

Потом была вторая попытка, но в тот раз им не удалось даже добраться до аэропорта – пришла команда “отбой” и вся экспедиция вернулась на обсервацию.

“С третьей попытки у нас наконец получилось – и мы попали в Пунта-Аренас в Чили. Летели через Катар, это была чуть ли не единственная страна, через которую еще можно было долететь”, – рассказывает Евгений Прокопчук.

Но теперь экспедиция отправилась в путь без сезонных ученых и строителей, поскольку на модернизацию станции уже не было времени – начинается антарктическая зима.

“Дорога трудная, все время нужно было носить маски, потому что был большой риск заражения по дороге”, – говорит Евгений.

В чилийском городе Пунта-Аренас пришлось провести еще две недели на обсервации в местной гостинице, где можно было выходить только на крышу, чтобы посмотреть на город.

Впрочем, эта обсервация психологически далась проще, говорит Евгений, потому что именно из этого города должно было отправляться судно на станцию. Время в гостинице стало своеобразной подготовкой к многомесячной изоляции во время будущей зимы.

Пролив Дрейка и канал Лемэра

14 апреля 25-я экспедиция наконец покинула материк и отправилась прямо на станцию “Академик Вернадский”.

Теперь нужно было преодолеть штормовой пролив Дрейка между Южной Америкой и Антарктическим полуостровом. “Нам повезло и мы прошли его без проблем”, – говорит Евгений.

“Мы шли через Огненную Землю и канал Лемэра, невероятно красивые места”, – добавляет он.

Архипелаг Огненная Земля – фактически самая южная часть Америки. А канал Лемэра – пролив между островом Бут и полуостровом Киев на Земле Грейама – одно из самых красивых мест Антарктического полуострова.
21 апреля ночью по киевскому времени 25-я украинская экспедиция наконец добралась до станции – после 37 дней дороги и обсерваций на двух континентах.

На станции

“Первое, что я увидел на станции, – это пингвины. Просто полчаса стоял и смотрел на них”, – вспоминает Евгений. Второе, что его поразило, – это пейзажи. “Тут очень чистый воздух, видно на много километров вокруг. Снежные горы, где сходят лавины, выглядит, как в какой-то сказке”, – признается он.

На станции еще не очень холодно, но ветер крайне сильный – он может доходить до 30 метров в секунду.
“Вот сейчас где-то один градус мороза, но на ветру это очень чувствуется. Поэтому может и не быть выходов на улицу за пределы станции в такие дни. Все работают в своих офисах”, – описывает Евгений быт экспедиции.
Тем временем около “Академика Вернадского” все еще немало животных.

“Полно пингвинов, чаек, футляриков” (белые ржанки, или “футляроносы” – эти птицы живут только в Антарктике). Еще видели морского леопарда, проплывал мимо нас на льдине”, – рассказывает Евгений.


На вопрос, не боится ли он новой изоляции в течение нескольких месяцев на краю света, Евгений Прокопчук отвечает, что тревоги у него нет.

“Если бы быстро доехали сюда, то, может быть, и было бы какое-то чувство страха. Но у нас была такая долгая дорога, что уже ничего не страшно”, – резюмирует связист “Академика Вернадского”.

 


 Информационный партнер:  Мариупольский радиоклуб Маррад